Создано 06 Апрель 2013

Обоснование правового статуса участников информационных отношений в российских телевизионных компаниях

 

Система правоотношений в современном государстве настолько широка и многогранна, что участникам практически любого вида деятельности приходится одновременно выступать с позиции нескольких разнородных сторон их правового статуса. Участники информационных отношений в российских телевизионных компаниях не являются исключением. В настоящей работе будет сделана попытка классификации тех видов правоотношений, в которые вступают участники деятельности телевизионных компаний, а также вкратце будут затронуты основные проблемы и нерешенные вопросы, возникающие в тех или иных видах таких правоотношений.

Главные особенности и противоречия правового статуса участников информационных отношений в телевизионных компаниях основываются на том, что российские телекомпании в своей деятельности выступают в трех правовых качествах. Они являются во-первых - юридическими лицами, во-вторых - редакциями средств массовой информации, и в-третьих – обладателями лицензии на телевизионное вещание.

Правовой статус участников информационных отношений в телевизионных компаниях как юридических лицах не будет рассматриваться в настоящей работе, так как не совсем относится к предмету информационного права. Однако интерес он представляет в связи с коллизией со статусом редакции СМИ и самого средства массовой информации.

Эта коллизия, прежде всего, выражается в смешении понятий юридического лица и средства массовой информации. Согласно Закону РФ «О средствах массовой информации» СМИ – это форма распространения периодической массовой информации. Нормы законодательства и практика не всегда учитывают эту специфику, обязывая к каким-либо действиям СМИ, т.е. форму распространения, а не конкретное юридическое лицо. Юридическое лицо по отошению к СМИ может выступать лишь как учредитель, редакция, распространитель, издатель.

Также эта коллизия вызывает ряд сложностей при совмещении статусов редакции СМИ и юридического лица. Закон о СМИ не предусматривает обязательного статуса юридического лица для редакции СМИ, устанавливает специфические требования к форме принятия и содержанию устава редакции СМИ, которые никак не согласуются с подобными нормами, относящимся к деятельности юридических лиц той или иной организационно-правовой формы. Подобная несогласованность норм законов часто ставит организации, осуществляющие подготовку и выпуск в свет СМИ, в сложные ситуации при попытке объединения этих двух качеств своего правового статуса.

Правовой статус участников информационных отношений в телекомпаниях как редакциях СМИ прежде всего регулируется Законом Российской Федерации «О средствах массовой информации» (далее – Закон о СМИ)[1]. Однако множество норм также содержится в иных нормативно-правовых актах различного уровня, в частности, избирательном законодательстве, законодательстве об освещении деятельности органов государственной власти, правовых актах, посвященных защите различных видов тайны, в гражданском законодательстве, административном, уголовном кодексах и т.д. Таким образом, приходится констатировать довольно широкий разброс норм, регулирующих эту группу правоотношений, по различным правовым актам, их несистематизированность.

Совокупность этой группы прав и обязанностей участников информационных отношений в телекомпаниях можно разделить на 3 подгруппы:

- права и обязанности, связанные с доступом к информации.

- права и обязанности, связанные с подготовкой информации к распространению (или с содержанием информации);

- права и обязанности, связанные с распространением информации.

В сфере доступа к информации права и обязанности работников телекомпаний складываются из:

прав требовать доступа к информации;

обязанности воздерживаться от доступа к информации;

необходимости прохождения процедуры доступа к определенным видам информации.

Первая группа характеризует особый статус журналиста, закрепленный в статье 47 Закона о СМИ и охраняемый, в том числе, уголовным законодательством. Сюда относятся следующие права:

- искать, запрашивать и получать информацию;

- посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы;

- быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации;

- получать доступ к документам и материалам, за исключением фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую тайну;

- копировать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения авторских прав;

- производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом;

- посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий, катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение, присутствовать на митингах и демонстрациях.

Основная проблема в реализации этой группы прав заключается скорее не в отсутствии правовой нормы, а в ее неисполнении, когда журналистам приходится сталкиваться с необоснованными запретами доступа к освещению того или иного события. Решением такой проблемы могла бы стать более активная деятельность соответствующих сообществ (Союз журналистов, Национальная ассоциация телевещателей) в сфере оказания правовой помощи журналистам и отстаивания их интересов.

Вторая группа включает нормы, запрещающие получение информации. Прежде всего, законодательство запрещает доступ к той информации, распространение которой также запрещено. Например, изложенное в статье 47 Закона о СМИ ограничение на доступ к материалам, содержащим сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Однако очевидным демократическим достижением является тот факт, то подобных однозначных запретов достаточно мало. Большая часть ограничений в доступе к информации связна с необходимостью прохождения определенной процедуры.

Третья группа регулирует порядок доступа к информации, связанный с определенными процедурными ограничениями. К ней относится, в частности, процедура аккредитации, регулирующаяся прежде всего статьей 48 Закона о СМИ, которая, будучи необходимой в ряде случаев, оставляет широкое поле для злоупотреблений и нарушения прав журналистов на доступ к информации.

Также, согласно пункту 4 «Положения о порядке функционирования заведений игорного бизнеса»[2] администрация казино вправе устанавливать собственные требования к посетителям и их поведению в казино, однако при этом посетителям должно быть, безусловно, запрещено производить на территории казино кино-, фото- и видеосъемку посетителей без их разрешения.

К этой группе относится и установленный пунктом 2.11.13 Правил пользования Московским метрополитеном[3] запрет производства видеосъемки в московском метрополитене, согласно которому запрещено осуществлять кино-видеосъемки без письменного разрешения администрации метрополитена.

Согласно пункту 10 Правил посещения Московского Кремля [4] кино-, фото- и видеосъемочные работы на территориях Московского Кремля, некрополя, в Мавзолее В.И.Ленина, на территориях Красной площади и Александровского сада проводятся с согласия Комендатуры. Для получения согласия в Комендатуру подается заявка, где должны быть приведены данные о лицах, осуществляющих кино-, фото- и видеосъемочные работы, а также о месте, времени и порядке осуществления кино-, фото- и видеосъемочных работ.

В данной группе одним из актуальных также является вопрос о правомерности применения скрытой камеры при проведении журналистских расследований. Согласно статье 50 Закона о СМИ распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой видеозаписи допускается:

1) если то не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина;

2) если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц;

3) если демонстрация записи производится по решению суда.

Как видно, данная норма регулирует не доступ к информации, а ее распространение. В настоящее время, до тех пор, пока применение подобного метода доступа к информации не нарушает прямых запретов или прав третьих лиц, решение данного вопроса находится в сфере этических норм.

Как видно, приведенные нормы не исключают возможность доступа абсолютно, а лишь ограничивают получением разрешения соответствующей администрации либо иного правомочного лица, например, родственника ограниченно дееспособного лица при осуществлении съемки в клинике.

При подготовке информационных материалов к распространению участникам информационных отношений приходится учитывать множество запретов, несоблюдение которых может привести к нарушения личных и общественных интересов и повлечь соответствующие меры ответственности. Условно их можно распределить на следующие группы:

- ограничения, защищающие честь, достоинство и деловую репутацию;

- ограничения, связанные с защитой охраняемой законом тайны (государственная, врачебная, адвокатская, коммерческая, банковская, тайна следствия и т.п.);

- ограничения, связанные с защитой авторских и смежных прав;

- ограничения, устанавливаемые в период избирательных кампаний;

- ограничения, связанные с необходимостью соблюдения лицензионных условий;

- ограничения, направленные на охрану интересов государственной и общественной безопасности (запрет экстремизма, терроризма и т.п.).

Каждая из перечисленных групп содержит ту или иную правовую проблему. Например, в сфере защиты чести и достоинства до сих пор судебная система не выработала стабильной практики, что конкретно является порочащей информацией, что является выражением мнения, а что – сообщением факта. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3, можно надеяться, поможет разрешить данную проблему, поскольку прямо отсылает в случае возникновения подобных спорных вопросов к правовым нормам Европейского суда по правам человека, которые, будучи основанными на принципе использования прецедентов в качестве источников права и, следовательно, являясь более гибкими, станут весьма полезными при рассмотрении таких весьма субъективных категорий.

Ограничения, связанные с защитой охраняемой законом тайны относятся к следующим видам специально охраняемой тайны:

Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в СМИ в установленных федеральными законами случаях.

Сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства.

Служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (служебная тайна).

Сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и т.д.).

Сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (коммерческая тайна)[5].

Сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.

Врачебная тайна.[6]

Государственная тайна[7].

Проблема заключается в том, что как бы добросовестно журналист не относился к подготовке своих публикаций, ни он, ни редакция не в состоянии квалифицировано решить: относятся ли сведения, содержащиеся в передаче, к той или иной тайне.

Применительно к данной проблеме автор, естественно, придерживается той точки зрения, что отвечать за разглашение тайны может только секретоноситель, то есть тот, кто официально получил доступ к секретным сведениям и добровольно дал обязательство их не разглашать. К сожалению, этой точки зрения придерживаются далеко не все, что может повлечь весьма серьезные последствия для телекомпании в целом. В соответствии же со ст.4 Закона "О средствах массовой информации", запрещается использование СМИ для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну.

Ограничения, связанные с защитой авторских прав, содержатся в статье 42 закона о СМИ, согласно которой редакция обязана соблюдать права на используемые произведения. Также основным нормативным актом, регулирующим авторские и смежные права, является Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» Нарушение авторского права может быть просто неприятным событием, может стоить больших денег и может повлечь уголовно-правовую ответственность.

Проблема заключается в том, что не каждое неразрешенное использование работы, защищенной авторским правом, является нарушением. Действующее законодательство считает некоторые случаи “справедливым использованием”, например, новостной репортаж, критика, исследование, преподавание и академический подход.

Однако нельзя считать любое использование “справедливым”.

Для определения “справедливого использования” суды рассматривают четыре фактора:



[1] Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации»//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного совета Российской Федерации от 13 февраля 1992 года № 7 ст. 300

[2] Положение о порядке функционирования заведений игорного бизнеса (с изменениями от 7 апреля 1997 г., 2 февраля, 23 марта, 3 сентября 2004 г.), утв. Распоряжением Мэра Москвы от 29 февраля 1996 г. N 97-РМ "О порядке содержания казино на территории г. Москвы"// "Вестник Мэрии Москвы", 1996 г., N 7

[3] Правила пользования Московским метрополитеном, утв. Распоряжением мэра Москвы от 28 октября 1994 г. N 533-РМ"Об упорядочении и приведении в соответствие с законодательством действующих городских нормативных актов, касающихся Правил пользования Московским метрополитеном"// "Вестник мэрии Москвы" N 23, 1994 г.

 

[4] Правила посещения Московского Кремля, утв. Приказом Федеральной службы охраны РФ от 18 октября 2001 г. N 336"Об утверждении Правил посещения Московского Кремля"// "Российская газета" от 5 декабря 2001 г., N 239.

[5] Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" // Собрание законодательства Российской Федерации от 9 августа 2004 г. N 32 ст. 3283

[6] Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1 (с изменениями от 2 марта 1998 г., 20 декабря 1999 г., 2 декабря 2000 г., 10 января, 27 февраля, 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа, 1, 29 декабря 2004 г., 7 марта 2005 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 19 августа 1993 г. N 33 ст. 1318, в газете "Российские вести" от 9 сентября 1993 г. N 174

[7] Закон "О государственной тайне" Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 "О государственной тайне" (с изменениями от 6 октября 1997 г., 30 июня, 11 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 13 октября 1997 г., N 41, ст. 4673
 

Цель и характер использования, включая определение, было ли использование коммерческим, благотворительным или образовательным

Характер работы, защищенной авторским правом. Использование выразительных и неопубликованных работ вряд ли будет считаться справедливым использованием в отличие от использования фактов.

Объем и значение использованного отрезка относительно всей работы,  защищенной авторским правом. Здесь суд будет рассматривать использование с точки зрения качества и количества. Если было использовано 200 слов из книги, состоящей из 10,000 слов, но эти 200 слов составляют основу книги, такое использование будет считаться несправедливым.

Влияние использования на потенциальный рынок или ценность работы,  защищенной авторским правом. Если использование негативно влияет на потенциальный рынок для продажи работы, использование будет считаться несправедливым.

Ограничения, устанавливаемые в период избирательной компании содержатся как с Законе о СМИ, так и в различных нормативных актах, посвященных избирательному процессу, прежде всего, в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».[1]

Деятельность СМИ в период избирательных кампаний также осложнена рядом условий и дополнительных запретов. Прежде всего, законодательство содержит ряд требований к посвященным избирательным кампаниям информационным материалам, размещаемым в средствах массовой информации, которые должны быть: объективными; достоверными; не должны нарушать равенство кандидатов, политических партий, избирательных блоков; в информационных телепрограммах сообщения о проведении предвыборных мероприятий должны даваться исключительно отдельным информационным блоком, без комментариев; информационные блоки не должны оплачиваться кандидатами, политическими партиями, избирательными блоками; в информационных блоках не должно отдаваться предпочтение каким бы то ни было кандидату, политической партии, избирательному блоку, в том числе по времени освещения их предвыборной деятельности, объему печатной площади, отведенной для таких сообщений.

Однако основную сложность составляет то, что, СМИ, не прошедшие установленную законом процедуру «допуска к избирательным мероприятиям», а также в некоторых иных случаях, не вправе размещать агитационные материалы. При этом само понятие агитации в законе сформулировано весьма широко и размыто. Конституционный суд[2] в этом отношении сузил возможности государственных органов считать практически любой материал, связанный с избирательной кампанией, агитационный, однако установил для этого субъективный критерий «агитационной цели», что не привело к однозначности толкования закона.

Ограничения, связанные с необходимостью соблюдения лицензионных условий содержатся, прежде всего, в Законе о СМИ и в Постановлении о лицензировании телевизионного вещания.[3]

"Форматом вещания" принято называть общую направленность программ вещателя, "под которую" ему выделяются частоты. И санкции за нарушение формата вещания могут быть весьма суровыми, вплоть до отзыва лицензии. Разрешение данной проблемы находится в сфере полномочий руководящего редакторского состава телекомпании.

Ограничения, направленные на охрану интересов государственной и общественной безопасности, также содержатся, прежде всего, в законе о СМИ. Действующая редакция Закон о СМИ в перечне информации, распространение которой считается злоупотреблением свободой массовой информации и запрещено, указывает, что не допускается использование средств массовой информации в целях осуществления экстремистской деятельности,

Запрещаются распространение в средствах массовой информации, а также в компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, за исключением рекламы наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки II и III в соответствии с Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах", в средствах массовой информации, рассчитанных на медицинских и фармацевтических работников.

В соответствии с Законом "О наркотических средствах и психотропных веществах"[4] нарушение запрета пропаганды наркотических средств может повлечь как привлечение к административной или уголовной ответственности, так и прекращение деятельности СМИ.

С принятием летом 2002 года Закона "О противодействии экстремистской деятельности"[5] круг недопустимой к распространению в СМИ информации существенно расширился.

Экстремистской деятельностью (в отношении СМИ) в соответствии с указанным законом признаются:

1) деятельность средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

подрыв безопасности Российской Федерации;

захват или присвоение властных полномочий;

создание незаконных вооруженных формирований;

осуществление террористической деятельности;

возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

унижение национального достоинства;

осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

2) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

3) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;

В Российской Федерации запрещаются распространение через средства массовой информации экстремистских материалов и осуществление ими экстремистской деятельности. Нарушение данного запрета является основанием ля признания свидетельства о регистрации СМИ недействительным.

Также статья 15 закона о терроризме[6] устанавливает следующее:

При проведении контртеррористической операции не допускается распространение информации:

1) раскрывающей специальные технические приемы и тактику проведения контртеррористической операции;

2) способной затруднить проведение контртеррористической операции и создать угрозу жизни и здоровью людей, оказавшихся в зоне проведения контртеррористической операции или находящихся за пределами указанной зоны;

3) служащей пропаганде или оправданию терроризма и экстремизма;

4) о сотрудниках специальных подразделений, членах оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией при ее проведении, а также о лицах, оказывающих содействие в проведении указанной операции.

Как видно, несоблюдение установленных законодательством требований к данной подгруппе правоотношений влечет за собой не просто меры ответственности, но и прекращение деятельности СМИ в целом.

Кроме изложенного, к указанной группе правоотношений помимо правоотношений, связанных с различного рода запретами, относятся, конечно, правоотношения, связанные с одним из главных прав журналиста – правом на профессиональную самостоятельность при осуществлении своей деятельности. Здесь необходимо также привести содержащееся в одном из решений Европейского Суда по правам человека[7] высказывание:

«В то же время методы объективного и сбалансированного репортажа могут существенно варьироваться в зависимости от других особенностей средства массовой информации. Ни данному Суду, ни национальным суда мне подобает подменять в этом вопросе своими собственными взглядами суждения прессы относительно того, к какой технике репортажа следует прибегать журналистам. В этом контексте Суд напоминает, что статья 10 защищает не только содержание выражаемых идей и информации, но и форму их передачи.»

Следующая большая группа правоотношений в сфере деятельности телекомпаний как редакций СМИ - правоотношения в сфере распространения СМИ.

Прежде всего, эти правоотношения классифицируются в связи со временем, объемом, местом распространения, что регулируется, в частности, Федеральным законом «О рекламе»[8], устанавливающим лимиты объемов рекламы, жесткие временные рамки распространения рекламы отдельных видов товаров. Так, объем рекламных сообщений в телевизионных компаниях недолжен превышать 20 процентов объема вещания, реклама пива допускается только в период с 22 до 07 часов и т.д.

Также эту группу правоотношений можно разделить на следующие подгруппы:

- правоотношения, связанные с правом распространять информацию;

- правоотношения, связанные с обязанностью распространять информацию;

- правоотношения, связанные с запретом распространять информацию.

Правоотношения, связанные с правом распространять информацию основываются не на определенной норме Закона о СМИ, а на совокупности его норм, в частности, на запрете цензуры, самостоятельности редакции, совокупности прав журналиста, в частности, праве излагать свои личные суждения и оценки.

Правоотношения, связанные с обязанностью распространять информацию, основываются на законе о СМИ, согласно которому учредители вправе распространять через свои СМИ в оговоренном в Уставе редакции порядке информацию. Также данные правоотношения для «государственных СМИ» регулируются избирательным законодательством, согласно которому они обязаны бесплатно распространять агитационные материалы в период избирательных кампаний. Также, Согласно Закону о порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных СМИ[9]. государственные СМИ обязаны распространять информацию о деятельности соответствующих государственных органов.

Правоотношения, связанные с запретом распространять информацию напрямую вытекают из соответствующих правоотношений предыдущей группы. Ограничения, налагаемые законодательством на редакции СМИ при подготовке материалов, находят свое выражение в тех мерах ответственности, которые применяются за распространение этих материалов.

И последняя группа правоотношений, в которые вступают участники информационных отношений в деятельности российских телевизионных компаний – правоотношения, связанные с наличием специального лицензионного порядка осуществления вещательной деятельности. Эту группу правоотношений условно можно разделить на следующие подгруппы:

- правоотношения, связанные с технологическими особенностями вещания;

- правоотношения, связанные с процедурными особенностями вещания.

Первая подгруппа включает в себя отношения с операторами связи, отношения в сфере сертификации, отношения со спутниковыми и кабельными вещателями и операторами связи. Эти правоотношения оформляются гражданско-правовыми договорами. В части информационного права проблемой, в особенности для кабельных вещателей, для этой подгруппы правоотношений является нечеткое законодательное разграничение понятия «вещатель» между производителем информационного продукта и обладателем передатчика.

Вторая подгруппа связана непосредственно с необходимостью получения права на осуществление эфирного вещания, прохождения в этих целях соответствующих процедур (конкурс, лицензирование, пролонгация), соблюдения соответствующих условий вещания (лицензионные условия). Как обладатели лицензий на вещание телевизионные компании имеют довольно узкие рамки возможностей хозяйственной деятельности, в частности, время вещания, территория вещания, частота вещания, тематика вещания осуществляются исключительно в порядке, оговоренном в лицензии.

Проведенная попытка систематизации и классификации правоотношений в сфере деятельности российских телевизионных компаний дает некоторое представление о широте и разносторонности проблем, которые возникают перед участниками соответствующих информационных правоотношений. Разрешение их видится медиа-сообществом в проекте нового закона о средствах массовой информации, вот уже несколько лет разрабатывающемся органами государственной власти совместно с Индустриальным комитетом. Хочется надеяться, что при подготовке указанного законопроекта разработчиками будут учтены и урегулированы, как по отдельности, так и в совокупности, все приведенные элементы классификации.

 

Лепихина Е. Ю.



[1] Федеральный закон от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с изменениями от 27 сентября, 24 декабря 2002 г., 23 июня, 4 июля, 23 декабря 2003 г., 7 июня, 12, 22 августа, 11 декабря 2004 г., 29 июня, 21 июля 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 2002 г. N 24 ст. 2253

[2] Постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А.Бунтмана, К.А.Катаняна и К.С.Рожкова // Собрание законодательства Российской Федерации от 3 ноября 2003 г. N 44 ст. 4358
[3] Постановление Правительства РФ от 7 декабря 1994 г. N 1359 "О лицензировании телевизионного вещания, радиовещания и деятельности по связи в области телевизионного и радиовещания в Российской Федерации" (с изменениями от 3 октября 2002 г. // Собрание законодательства Российской Федерации от 19 декабря 1994 г., N 34, ст. 3604
[4] Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (с изменениями от 25 июля 2002 г., 10 января, 30 июня 2003 г., 1 декабря 2004 г., 9 мая 2005 г) // Собрание законодательства Российской Федерации от 12 января 1998 г., N 2, ст. 219
[5] Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" // Собрание законодательства Российской Федерации от 29 июля 2002 г. N 30 ст. 3031
[6] Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" (с изменениями от 7 августа 2000 г., 21 ноября 2002 г., 30 июня 2003 г., 22 августа 2004 г., 7 марта 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 3 августа 1998 г. N 31 ст. 3808

[7] Решение Европейского Суда по правам человека от 23 сентября 1994 года по делу Йерсилд

[8] Федеральный закон от 18 июля 1995 г. N 108-ФЗ "О рекламе" (с изменениями от 18 июня, 14, 30 декабря 2001 г., 20, 22 августа, 2 ноября 2004 г., 9 мая, 21 июля 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 24 июля 1995 г., N 30, ст. 2864
[9] Федеральный закон от 13 января 1995 г. N 7-ФЗ "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 16 января 1995 г., N 3, ст. 170

 

Скачать "Обоснование правового статуса участников информационных отношений в российских телевизионных компаниях"

Обновлено 09.04.2013 19:23
  

 

© «ГК «Омега» ,1290059 , Москва, ул.Тверская,д.12, стр.9, e-mail: omega@pbomega.ru, тел: (495) 232-49-51, (495) 232-49-52