Создано 06 Апрель 2013

Идентификация информации, подлежащей опровержению в СМИ

 

Деятельность телевизионных компаний как организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, осложнена множеством ограничений. Особенности прав и обязанностей телевизионных компаний как участников информационных отношений направлены на установление баланса свободы слова и необходимости обеспечения информационной безопасности.  Однако призванные обеспечить этот баланс методы системного анализа и синтеза не всегда используются законодателем, что приводит к многочисленным коллизиям и спорам.

Последнее время широко развивается практика судебной защиты чести, достоинства граждан и деловой репутации граждан и юридических лиц, которые активно защищают нематериальные права предоставленные Конституцией.

Средствами защиты являются в соответствии с законодательством компенсация морального вреда и опровержение порочащей информации лицом, разгласившим ее. При этом вопросы защиты прав граждан и организаций от незаконной деятельности средств массовой информации в законодательстве регулируются особо.

Это обосновано тем, что последствия деятельности средств массовой информации намного масштабнее, чем разглашение аналогичной информации частным лицом. Именно с этим фактом связано, в частности, то, что использование средств массовой информации является отягчающим обстоятельством в уголовном праве.

Однако, как показывает практика деятельности печатных изданий и телерадиовещательных компаний, в защите нуждаются также и сами средства массовой информации. Если не в защите, то, по крайней мере, в правовой помощи.

Важность специального регулирования деятельности СМИ по распространению информации связана, прежде всего, с необходимостью обеспечения баланса свободы информации и соблюдения информационной безопасности.

Чтобы обеспечить этот баланс и осуществить пропорциональную защиту интересов граждан, о которых распространяется информация с одной стороны, и средств массовой информации и потребителей их продукции с другой стороны, необходимо четко определиться – какая именно информация является незаконной при распространении ее СМИ и подлежит опровержению.

Нормы, касающиеся вопросов защиты чести, достоинства и деловой репутации, содержатся в Главе 8 Гражданского кодекса Российской Федерации «Нематериальные блага и их защита».

Статья 152 ГК РФ гласит: «Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации.

Несколько иной порядок опровержения содержится в Законе Российской Федерации «О средствах массовой информации»[1] (далее – Закон о СМИ). В соответствии со статьей 43 Закона о СМИ гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязаны опровергнуть их в том же средстве массовой информации.

Как видно из приведенных выдержек из законодательства Закон о СМИ устанавливает также внесудебный порядок опубликования опровержения.

Однако при применении приведенных норм необходимо четко определить, какая же именно информация подлежит опровержению в средствах массовой информации.

Действующее законодательство устанавливает, что подлежащая опровержению информация должна одновременно соответствовать четырем признакам:

быть распространенной средством массовой информации;

не соответствовать действительности;

представлять собой сообщение сведений об определенных фактах;

порочить честь, достоинство или деловую репутацию лица.

Бремя доказывания наличия первого признака лежит в судебном процессе на истце, то есть на лице, о котором распространена та или иная информация.

Обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике (редакции средства массовой информации).

Все трудности определения наличия первого и второго признаков связаны в основном с обеспечением доказательственной базы. Однако третий и четвертый признаки довольно часто становятся основным предметом споров, в силу своей субъективности.

Третий признак при идентификации информации, подлежащей опровержению в СМИ выявляет проблему разграничения сообщения о факте и высказывания мнения.

Данная проблема является довольно популярной среди правоведов, на эту тему написано немало статей, поведено множество дискуссий.[2]

Действующее законодательство достаточно четко стоит на позиции, что опровержение возможно исключительно в отношении сведений. Исходя из этого положения суды при рассмотрении дел о защите чести, достоинства или деловой репутации становятся перед проблемой определения, чем является опубликованная информация: сообщением сведений или выражением мнения. Подобное определение часто затрудняется тем, что сообщение о факте маскируется умеющими владеть словом журналистами под выражение мнения.

Хотелось бы высказать собственную позицию по данному вопросу.

Ввиду того, что действующим законодательством предусмотрено два вида реакции на распространенные в СМИ сведения, а именно: опровержение и ответ, было бы логичным в случаях, когда журналисты допускают неприемлемые формы выражения собственного мнения, выражающиеся в явных оскорблениях, либо завуалировано сообщают о фактах, использовать такую форму защиты как ответ, поскольку сама конструкция опровержения не может быть применена к выражению мнения. Мнение признать не соответствующим действительности невозможно.

Четвертый признак подлежащей опровержению информации на практике является основным фактором, позволяющим выявить недобросовестность граждан и юридических лиц при осуществлении ими права на защиту чести, достоинства и деловой репутации.

В практике деятельности средств массовой информации часто приходится сталкиваться с требованиями опровержения сведений, которые фактически не были распространены. Это связано с тем, что граждане и юридические лица толкуют сюжеты и репортажи, усматривая в них намеки, ссылки и косвенные утверждения, которые могли бы придать информации значение порочащей, то есть, приписывая информации наличие четвертого признака. В подобных ситуациях у средства массовой информации часто не возникает оснований для опровержения сведений, нераспространенных им.



[1] Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации»//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного совета Российской Федерации от 13 февраля 1992 года № 7 ст. 300

[2] см. С. Потапенко «Факты и мнения в делах о защите чести»/ «Российская юстиция», № 7, июль 2001 г.;

С. Поляков «Свобода мнения и защита чести»/ «Российская юстиция», 1997, № 4;

С. В. Потапенко «Личное мнение как привилегия от иска о диффамации в СМИ»/ «Журнал российского права, № 5, май 2002 г.

В качестве примера можно привести следующий случай. В сюжете о раскрытии правоохранительными органами незаконной деятельности компании А использованы кадры, на которых вблизи помещений компании А сняты сотрудники компании Б. В тексте сюжета не присутствовало ни одной ссылки на компанию Б, ни одного порочащего деловую репутацию компании Б утверждения. Однако компания Б посчитала рассматриваемый репортаж порочащим свою деловую репутацию, ссылаясь на то, что показывая в эфире подобные кадры, телекомпания косвенно намекала на причастность компании Б к незаконной деятельности компании А, которой и был посвящен сюжет. Обосновывая подобным образом свою позицию, компания Б обратилась в редакцию распространившего сюжет средства массовой информации с требованием об опровержении.  В данном случае у средства массовой информации не было оснований опровергать информацию, которая не была им распространена, а именно информацию о том, что компания Б осуществляет незаконную деятельность.

Юристам редакций СМИ все чаще приходится сталкиваться с подобной ситуацией.

Как же разрешают подобные конфликты судебные органы?

В соответствии с постановлением Пленума верховного суда российской Федерации от 18 августа 1992 года № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица. Данное положение нельзя назвать исчерпывающим, поскольку, как видно, определение в нем дается через определяемый термин. Тем не менее, оно вносит определенную ясность в вопрос о том, что же следует признавать порочащей информацией. Это, прежде всего, утверждение о нарушении лицом законодательных и моральных норм.

Правоприменительная практика выявляет еще одну характеристику порочащей деловую репутацию информации: это сведения, которые дают оценку профессиональной деятельности.[1]

 

В случае, если момент деятельности средства массовой информации приходится на одну из избирательных кампаний, проблема идентификации информации, подлежащей опровержению, приобретает дополнительную специфику.

Согласно п. 6 ст. 56 Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ организация СМИ обязана отказаться от обнародования (опубликования) агитационных материалов (в том числе содержащих достоверную информацию), способных нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации кандидата, если организация не может предоставить кандидату возможность бесплатно обнародовать (опубликовать) опровержение или дать иное разъяснение в защиту его чести, достоинства или деловой репутации до окончания агитационного периода. Данное законодательное положение внесло неясность в деятельность телевизионных компаний. Поскольку срок предъявления претензии о защите чести, достоинства и деловой репутации значительно превосходит период агитационного периода, исходя из приведенной нормы, телекомпании обязаны отказываться от публикации порочащих агитационных материалов в течение всего агитационного периода. Кроме того, на работников телевизионных компаний накладывается дополнительная ответственность – правильно установить весьма субъективный критерий, является ли агитационный материал порочащим.

Будучи поставленными данной нормой меж двух огней: с одной стороны – кандидат, предполагающий разместить в данном СМИ свой агитационный материал, который может не согласиться с решением СМИ об отказе в публикации и обвинить руководство телекомпании в нарушении принципа равенства кандидатов; а с другой стороны – кандидат, чьи честь и достоинство могут быть опорочены в случае допуска спорного агитационного материала в эфир. Изложенная проблема разрешается на стадии заключения договора о предоставлении эфирного времени путем переговоров, однако, несомненно, должна быть ликвидирована путем внесения изменений в избирательное законодательство.

Данная норма в совокупности с гражданско-правовыми нормами о защите чести, достоинства и деловой репутации, накладывает на телевизионные компании еще одну обязанность – бесплатно публиковать опровержение в случае выпуска в эфир порочащих агитационных материалов. Приведенная норма явно указывает на то, что в случае наличия возможности бесплатно опубликовать опровержение, СМИ не имеет право отказать в публикации порочащих агитационных материалов. Таким образом, устанавливая запрет телевизионным компаниям в такой ситуации отказываться от публикации порочащей информации, закон вменяет им дополнительные убытки, выражающиеся в стоимости эфирного времени, затраченного на опровержение. Подобной ситуации можно избежать на стадии заключения договора о предоставлении эфирного времени. В частности, можно дополнить текст договора пунктом следующего содержания:

«В случае, когда Компания вынуждена по заявленному заинтересованным лицом правомерному требованию в соответствии с действующим законодательством опубликовать опровержение сведений, распространенных Компанией во исполнение настоящего Договора, Заказчик выплачивает Компании стоимость эфирного времени опровержения, исходя из опубликованных расценок.».

Подобный пункт в Договоре с одной стороны заставит кандидата воздержаться от публикации порочащей информации, поскольку это повлечет для него финансовые санкции, а с другой стороны возместит телевизионной компании расходы на опровержение.

Завершая доклад, хотелось бы подчеркнуть, что принять окончательное решение о том, является ли информация порочащей, высказать решающее мнение по поводу соответствия оспариваемой информации всем признакам, необходимым для ее опровержения, может только суд. При приятии решения суду необходимо руководствоваться как фактически распространенной информацией, так и смысловой нагрузкой, которую она несет, то есть тем, каким образом высказывания могут быть восприняты нормальным зрителем, читателем или слушателем. При этом, как справедливо указывают в своей статье Т. Губаева, М. Муратов и Б. Пантелеев[2] следует расширять практику назначения текстологических, лингвистических и других экспертиз оспариваемых телевизионных сюжетов или печатных текстов.

 

Лепихина Е.Ю.



[1] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.06.02 № КГ-А40/3504-02

[2] Т. Губаева, М. Муратов, Б. Пантелеев «Экспертиза по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации»/ «Российская юстиция», 2002, № 4, стр. 64



Скачать "Идентификация информации, подлежащей опровержению в СМИ"

Обновлено 09.04.2013 19:19
  

 

© «ГК «Омега» ,1290059 , Москва, ул.Тверская,д.12, стр.9, e-mail: omega@pbomega.ru, тел: (495) 232-49-51, (495) 232-49-52