Создано 12 Декабрь 2012

Договоры о распоряжении исключительными правами на интеллектуальную собственность: новеллы законодательного регулирования и опыт практической работы

 

(Вступительная статья к Сборнику «Типовые договоры об использовании объектов авторских и смежных прав» под ред. Г.И. Уваркина //М., Норма, 2009 г.)

 

1. С 01 января 2008 г, т.е. с момента вступления в силу Части четвертой Гражданского кодекса РФ, практикующие юристы столкнулись с необходимостью существенного изменения подходов к оформлению сделок об использовании интеллектуальной собственности. Такая необходимость вызвана не только закреплением в ГК РФ детальной регламентации основных видов договоров об использовании интеллектуальной собственности (договор об отчуждении исключительного права, лицензионный договор (две его основные разновидности), для произведений – договор авторского заказа и издательский лицензионный договор). Ряд иных положений общего характера, получивших закрепление в ГК РФ, также потребовал иного подхода к договорам о распоряжении исключительными правами.

К числу таких положений можно отнести, в частности, следующие: изменение правового режима отдельных объектов и появление новых охраняемых объектов; легальное закрепление конструкции исключительного права; специальная регламентация режима сложного объекта; особое регулирования создания и использования результатов интеллектуальной деятельности по заказу или в рамках служебного задания, при выполнении работ, при выполнении государственного или муниципального контракта.

Вместе с тем, принятие Части четвертой ГК РФ не заставляет отвергать накопленный опыт оформления отношений между контрагентами по поводу использования отдельных видов интеллектуальной собственности. Огромное значение сохраняют наработки, касающиеся надлежащей индивидуализации предмета договора, определения прав и обязанностей сторон, требований к качеству результатов интеллектуальной деятельности и т.п. Нельзя забывать и о предшествующем опыте заключения договоров об использовании интеллектуальной собственности в различных отраслях экономики (издательский бизнес, сфера кинематографии, телепроизводство, шоу-бизнес, сфера научных разработок и т.п.).

2. ГК РФ существенно расширил перечень охраняемых объектов. Так, получили правовую охрану базы данных и обнародованное публикатором произведение (в качестве объектов смежных прав), секреты производства (ноу-хау), коммерческие обозначения. Вместе с тем, изменился или получил уточнение правовой режим ряда других объектов. Например, такой объект как фирменное наименование стал в принципе необоротоспособными (п. 2 ст. 1474 ГК РФ), был исключен из состава предприятия как имущественного комплекса (ст. 132 ГК РФ) и, соответственно, из числа возможных объектов договоров продажи и аренды предприятия, а также договора коммерческой концессии.

Новеллой ГК является придание программам для ЭВМ особого статуса, отличного от статуса произведения. Здесь уместно сказать, что природа программы для ЭВМ отлична от природы произведения. Программу для ЭВМ в принципе можно повторить, она не уникальна. С учетом изложенного, принципиально для охраны программ для ЭВМ в мире выработано три подхода: основанный на нормах авторского права (господствующий подход), основанный на регистрационной системе иподход, основанный на конструировании для охраны программ для ЭВМ особого права suigeneris.

Программа для ЭВМ согласно закрепленному в ст. 1261 ГК РФ подходу представляет собой «представленную в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программ для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения». Авторское право распространяется на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме (как человекочитаемой, так и машиночитаемой), включая исходный текст и объектный код – законодатель, формулируя данные условия, очевидно, преследует цель максимально широко сформулировать понятие программы для ЭВМ как объекта охраны.

Статья 1261 подчеркивает отличие программ для ЭВМ от произведений: согласно ней авторские права на программы для ЭВМ охраняются так же, как авторские права на произведение литературы. Данная норма – выполнение требований Бернской конвенции, требующей от государств-участников предоставления именно авторско-правовой (максимально широкой, по сравнению с охраной на принципах патентного права или охраной suigeneris) программам для ЭВМ.

Специфика правового режима программы для ЭВМ по сравнению к правовым режимом произведений проявляется, в частности, в факультативной государственной регистрации (ст.1262 ГК РФ), в отсутствии права на отзыв (ст. 1269 ГК РФ) и права на прокат (ст. 1270 ГК РФ), в наличии особой формы лицензионного договора – «оберточной лицензии» (ст. 1286 ГК РФ), в особом регулировании, касающемся некоторых договоров: ст. 1296 «Программы для ЭВМ и базы данных, созданные по заказу», ст. 1297 «Программы для ЭВМ и базы данных, созданные при выполнении работ по договору».

Ст. 1260 ГК РФ посвящена авторскому праву на производные и составные произведения. Наиболее важное последствие производного характера произведений – зависимый характер авторских прав на них. Автор производного или составного произведения осуществляет свои права при условии соблюдения прав авторов первоначальных произведений. Существенно уточнение, содержащееся в п. 4 ст. 1260: права автора производного или составного произведения охраняются как права на самостоятельные объекты авторского права независимо от охраны прав авторов произведений, на которых основано производное или составное произведение.

Вывод отсюда следующий: производное или составное произведение является зависимым; права на такое произведение не могут осуществляться в случае отсутствия согласия авторов первоначальных произведений. Однако, даже если обладатель прав на первоначальное произведение и не даст согласия на включение его произведения в составное или производное, составитель или лицо, осуществившее переработку, все равно приобретет авторское право на такое произведение. Условно говоря, создавать производное или составное произведение можно и без согласия обладателей прав на первоначальные произведения, но использовать такие произведения без согласия будет нельзя. Данный момент нельзя не учитывать при определении в договорах гарантий правообладателей и последствий их нарушения.

3. ГК РФ вводит понятие «интеллектуальные права», охватывающее все возможные правомочия на те или иные охраняемые объекты (ст. 1226 ГК РФ).

Важнейшим из них является исключительное право. Исключительное право возникает в отношении любого вида интеллектуальной собственности.

ГК РФ последовательно проводит мысль о единстве исключительного права на тот или иной объект (п. 1 ст. 1229 ГК РФ). Такое решение противопоставляется проводимому в ранее действующем законодательстве правилу о том, что закрепляемый в законах перечень способов использования является исчерпывающим. Например, в отношении объектов авторского права ст. 1270 ГК РФ установлено, что автору произведения и иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в любой форме и любым, не противоречащим закону способом, в том числе одиннадцатью способами, предусмотренными п. 2 указанной статьи. Таким образом, наше гражданское законодательство отошло от квалификации имущественного права на произведение как совокупности исключительных прав. В будущем такой подход должен позволить избежать неопределенностей в вопросах о праве на использование произведения определенными способами, которые могут возникнуть после создания произведения в связи с развитием технологий.

Следует, однако, отметить, что, несмотря на установление исключительного права как единого, общего права на использование, перечень способов использования произведения, устанавливаемый применительно к каждому объекту, не потерял своей актуальности. В отношении способов использования, включенных в соответствующий перечень (а в них включаются все сколь-либо распространенные способы использования) не может возникнуть вопрос, является ли соответствующее действие использованием произведения или не является.

В соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК РФ правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, если кодексом не предусмотрено иное (как, например, в отношении фирменных наименований). Таким образом, право распоряжения исключительным правом признается самостоятельным правомочием.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно. Пункты 3 и 4 ст. 1229 определяют особенности осуществления такого исключительного права. Большинство норм, посвященных данному вопросу, являются диспозитивными, соответственно, возрастает роль соглашений между соавторами и иными правообладателями, обладающими совместным исключительным правом, об использовании результатом интеллектуальной деятельности.

4. ГК РФ впервые в отечественном законодательстве об интеллектуальной собственности вводит понятие сложного объекта.

Понятие о сложном объекте содержится в главе 69 «Общие положения» раздела VII«Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» (ст. 1240 ГК РФ). К сложным объектам Кодекс относит кинофильм, иное аудиовизуальное произведение, театрально-зрелищное представление, мультимедийный продукт, единую технологию. Большинство из названных объектов относятся к объектам авторского права. Перечень сложных объектов, определенный ст. 1240 ГК РФ, следует считать исчерпывающим.

Пункт 1 ст. 1240 ГК РФ не определяет понятие сложного объекта, а содержит лишь указание на то, что 1) сложный объект включает несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, 2) должно иметься лицо, организовавшее создание сложного объекта (продюсер, иной «организатор»). Представляется, что сложный объект – это не просто «несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности» (т.е. не сборник), а такие несколько результатов интеллектуальной деятельности, которые, взятые в определенной системе, образует нечто новое единое целое.

ГК РФ определяет порядок приобретения организатором создания сложного объекта прав на использование входящих в сложный объект результатов интеллектуальной деятельности, но не раскрывает содержания прав организатора создания сложного объекта на данный объект. Более того, в ГК РФ не содержится общей нормы, признающей за лицом, организовавшим создание сложного объекта, наличие особого имущественного права абсолютного характера. Статья 1240 ГК РФ не решает вопрос о правах на сложный объект как единое целое. Единственное указание на права организатора содержит п. 4 указанной статьи, согласно которому лицо, организовавшее создание сложного объекта, вправе указывать свое имя или наименование, либо требовать такого указания. Вместе с тем, вопрос о правах решается в отдельных статьях ГК РФ, посвященным отдельным сложным объектам (в частности, ст. 1263 – аудиовизуальное произведение; ст. 1542, 1544 ГК РФ – право на единую технологию). Смысл введения в гражданское законодательство категории сложного объекта – в определении порядка использования входящих в состав сложного объекта результатов интеллектуальной деятельности.

По общему правилу договор об использовании результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта является договором об отчуждении исключительного права, если же в соответствии с соглашением сторон заключается лицензионный договор, то он заключается на весь срок и в отношении всей территории действия соответствующего исключительного права. Данная норма опять-таки диспозитивна, иное может быть предусмотрено соглашением сторон. Однако при этом ГК РФ уже императивно устанавливает, что условия лицензионного договора, ограничивающие использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, недействительны.

Наиболее широко распространенный и традиционный сложный объект – аудиовизуальное произведение (но не иные сложные объекты) – в соответствии со ст. 1263 ГК РФ признается самостоятельным объектом авторского права. Пункт 2 ст. 1263 ГК РФ определяет авторов аудиовизуального произведения: традиционно для российского законодательства это режиссер-постановщик, автор сценария и композитор музыкального произведения, специально созданного для аудиовизуального произведения. С учетом того, что очерчен круг обладателей первоначального авторского права на аудиовизуальные произведения, норма п. 4 ст. 1263 о том, что «права изготовителя аудиовизуального произведения (продюсера) определяются в соответствии со ст. 1240» приобретает конкретное содержание. Продюсер аудиовизуального произведения приобретает исключительное право на аудиовизуальное произведение как на сложный объект на основании договоров об отчуждении исключительного права с соавторами аудиовизуального произведения – физическими лицами.

В отношении иных, помимо аудиовизуального произведения, сложных объектов не сформулировано презумпции об авторстве определенных физических лиц на сложный объект. Исключительных прав на такие сложные объекты не возникает; организатор создания данных объектов использует их на основании прав, приобретенных у авторов или иных правообладателей отдельных произведений, включенных в состав сложного объекта. Иными словами, сложные объекты (за исключением аудиовизуального произведения) не существуют как объекты самостоятельного имущественного права абсолютного характера, но существуют как самостоятельные объекты использования и могут быть объектами, например, обязательственных прав.

5. Часть четвертая ГК РФ рассматривает исключительное право как полноценный объект гражданского оборота, переход которого может осуществляться как в порядке универсального, так и в порядке сингулярного правопреемства.

Исключительное право как право имущественное может быть объектом самых разнообразных сделок (залог, внесение в уставный капитал, доверительное управление, простое товарищество и т.п.), а также переходить в порядке универсального правопреемства (при реорганизации организаций или в порядке наследования). Часть четвертая ГК РФ специально рассматривает вопрос наследования исключительного права (ст. 1283 ГК РФ). Если исключительное право на воспроизведение является выморочным имуществом, то исключительное право прекращается, а само произведение переходит в общественное достояние. Данная норма фактически представляет собой исключение из общего правила, установленного ст. 1151 ГК РФ, согласно которому выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность РФ.

Впервые в современном российском законодательстве регулируются вопросы обращения взыскания на исключительное право на произведение и на право использования произведения по лицензии (ст. 1284 ГК РФ).

Данная статья различает четыре ситуации: (1) На принадлежащее автору (его наследникам) исключительное право обращение взыскания не допускается. Фактически таким образом дополняется перечень объектов, на которых не допускается обращение взыскания (ст. 446 ГПК РФ); (2) На исключительное право, принадлежащее не автору, допускается обращение взыскания; (3) Допускается обращение взыскания на право использования произведения, принадлежащее лицензиату; (4) Допускается обращение взыскания на требования автора (и, как представляется, также и иного лицензиара) по договору об отчуждении исключительного права или по лицензионному договору, а также на доходы, полученные по данным договорам.

6. ГК РФ содержит значительное число (30) статей, специально посвященных договорам о распоряжении результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации. Такой объем нормативного материала сопоставим с объемом материала, посвященного урегулированным в Части второй ГК РФ основным видам договоров.

Основными видами договоров об использовании интеллектуальной собственности являются договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор.

В соответствии с легальным определением по договору об отчуждении исключительного права на произведение автор или иной правообладатель передает или обязуется передать принадлежащее ему исключительное право на произведение в полном объеме приобретателю такого права (ст. 1234 ГК РФ).

Применительно к теме договоров о распоряжении исключительными правами следует, прежде всего, отметить, что законодатель допускает заключение и договора об отчуждении исключительного права на произведения, и лицензионного договора как по модели консенсуального, так и по модели реального договора. Заключение договора о распоряжении исключительным правом как реального не свойственно сложившейся практике. Более того, ряд ученых (например, Э.П. Гаврилов) в принципе отрицают возможность применения модели реальных договоров в данной сфере. Вместе с тем, коль скоро ГК РФ не стал ограничивать усмотрение сторон в данной сфере, представляется целесообразным более внимательно отнестись к возможностям, предоставляемым реальной схемой договора (п. 2 ст. 433 ГК РФ).

Реальным со времен Рима является контракт, считающийся заключенным с момента передачи вещи (res). В современных условиях правообладателям представляется возможным использовать модель реального договора для того, чтобы гарантировать свои интересы: например, моделировать ситуацию, при которой договор об отчуждении исключительного права будет считаться заключенным с момента уплаты определенной денежной суммы, что позволит до момента оплаты отвергать любые притязания контрагента на исключительное право (договор будет считаться незаключенным).

Договор об отчуждении исключительного права под страхом недействительности заключается в письменной форме. Условие о вознаграждении также является существенным: приобретатель обязан выплатить правообладателю вознаграждение, причем условие о размере вознаграждения и порядке его определения не является определимым, положения пункта 3 ст. 424 ГК РФ в данной ситуации не применимы. Безвозмездный характер договора об отчуждении исключительного права на должен быть прямо выражен в договоре (в противном случае – при умолчании о вознаграждении – договор считается незаключенным).

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации переходит в момент государственной регистрации договора, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Если договор заключен как консенсуальный, исключительное право может перейти либо в момент его заключения (подписания), либо в иной, более поздний момент, определенный соглашением сторон. Если же договор сконструирован как реальный, исключительное право также может перейти к приобретателю либо в момент заключения договора, либо позже, но в этом случае моментом заключения договора будет момент совершения приобретателем своего предоставления.

ГК РФ подробно, в традициях иных договорных видов, регулирует последствия нарушения приобретателем обязанности уплатить вознаграждение. Такие последствия различаются в зависимости от того, перешло ли исключительное право приобретателю или не перешло. Если исключительное право перешло приобретателю, прежний правообладатель при существенном нарушении обязанности по выплате вознаграждения вправе требовать перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков (типичное обязательственно-правовое средство правовой защиты). При толковании понятия существенного нарушения обязанности следует обращаться к нормам п. 2 ст. 450 ГК РФ – существенным признается такое нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что вправе была рассчитывать при заключении договора.

В ситуации, когда исключительное право не перешло к приобретателю то при нарушении приобретателем обязанности выплатить вознаграждение (необязательно при существенном нарушении), правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, вызванных расторжением договора.

В заключение необходимо отметить, что к договору об отчуждении исключительного права на использование произведения подлежат применению нормы ГК РФ о договоре купли-продажи (п. 4 ст. 454 ГК РФ).

Лицензионный договор согласно ГК РФ (п. 1 ст. 1235) – это договор, по которому одна сторона – лицензиар предоставляет либо обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования охраняемого результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договоре пределах.

Включение в ГК РФ норм как о договорах об отчуждении исключительного права на произведение, так и о лицензионных договорах породило дискуссию о правовой природе лицензионного договора. Если согласно ранее действовавшему законодательству существовали договоры «о передаче исключительных прав» и «о передаче неисключительных прав», то согласно ГК РФ передача – это, по сути, отчуждение, а в рамках лицензионного договора у лицензиата возникает особое, отличное от исключительного права, право использования произведения в установленных договором пределах, которое не «передается», а «предоставляется» лицензиаром. Единого мнения о природе этого особого права использования нет, высказываются доводы как в пользу абсолютного, так и в пользу относительного характера данного права.

Интересно рассмотреть соотношение договора об отчуждении исключительного права с лицензионным договором. Возможна ситуация, при которой на основе исключительной лицензии лицензиату будет предоставлено такое широкое по объему право, что исключительное право, сохранившееся у лицензиара, не сможет быть осуществлено, станет «номинальным» правом. Вместе с тем, такая ситуация не лишит лицензиара – правообладателя возможности распорядиться своим исключительным правом путем отчуждения. Данная сделка даже может иметь экономическое содержание в случае, если по лицензионному договору предусмотрены, например, периодические платежи, проценты от дохода (выручки) лицензиата.

ГК РФ различает два типа лицензионных договора: исключительная и неисключительная лицензии (ст. 1236 ГК РФ). Конституирующим признаком исключительной лицензии является не сохранение за правообладателем права выдачи лицензий другим лицам. Важно, что в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования могут содержаться условия и простой и исключительной лицензии.

Необходимо обратить внимание на следующие существенные условия, подлежащие включению в лицензионный договор: условие о предмете, сформулированное путем указания на конкретное произведение, и способы использования соответствующего произведения.

Лицензионный договор, как и договор об отчуждении исключительного права, по общему правилу заключается в письменной форме. Исключение составляет только договор о предоставлении права использования произведения в периодической печати. Лицензионные договоры в отношении программ для ЭВМ или базы данных, являющиеся договорами присоединения, условия которых изложены на приобретаемом экземпляре или его упаковке, могут заключаться путем начала использования соответствующей программы для ЭВМ или базы данных (оберточная лицензия).

В отношении возмездности лицензионного договора действует такое же правило, что и в отношении договоров об уступке исключительных прав на произведение: договор является возмездным, если в нем прямо не предусмотрено иное, при этом при отсутствии в договоре условия о вознаграждении договор считается незаключенным. Следует отметить, что ГК РФ демонстрирует отказ от идеологии авторского вознаграждения, пропагандируемой Законом «Об авторском праве и смежных правах»: в перечне возможных форм выплаты вознаграждения сначала говорится о вознаграждении в форме фиксированных разовых или периодических платеже, и лишь затем – в форме процентных отчислений от дохода (выручки). Ст. 1286 ГК РФ предусмотрено, что Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки авторского вознаграждения за отдельные виды использования произведений.

Ст. 1287 ГК РФ посвящена особым условиям издательского лицензионного договора. ГК РФ возрождает данный договорный вид, ранее закрепленный в гражданском законодательстве РСФСР. Согласно легальному определению «по договору о предоставлении права использования произведения, заключенному автором или иным правообладателем с издателем, т.е. с лицом, на которое в соответствии с договором возлагается обязанность издать произведение, лицензиат обязан начать использование произведения не позднее срока, установленного в договоре». В связи с данной формулировкой встают два вопроса: 1) кто является издателем? Только ли издатель книг и прочей печатной продукции, либо любое лицо, осуществляющее воспроизведение произведений определенными тиражами; 2) должен ли любой договор, заключаемый издателем с лицензиаром, признаваться издательским лицензионным договором или же нет.

Исходя из принципа свободы договора и логики законодательного регулирования договоров о распоряжении исключительным правом на произведение представляется правильным толковать, что обязанность издать произведение возлагается на издателя «в соответствии с договором», т.е. даже классические книжные издательства могут заключать не издательские, а иные лицензионные договоры. Напротив, понятие «издателя» представляется целесообразным толковать максимально широко.

ГК РФ предусматривает следующие гарантии и средства правовой защиты для лицензиара по издательскому лицензионному договору:

1) при неисполнении издателем обязанности начать использование произведение в установленный срок (а если срок не установлен – в срок, обычный для данного вида произведений и способа их использования) лицензиар вправе отказаться от договора без возмещения лицензиату причиненных убытков;

2) в обоих указанных случаях лицензиар вправе требовать выплаты ему вознаграждения в полном объеме.

Подробное регулирование в ГК РФ получил также договор авторского заказа. В отличие от Закона «Об авторском праве и смежных правах» данный договор именуется не «авторским договором заказа», а «договором авторского заказа».

Согласно ст. 1288 ГК РФ по данному договору автор обязуется по заданию заказчика создать произведение на материальном носителе или в иной форме. Данный договор следует рассматривать как договор, относящийся к группе договоров о выполнении работ. Пункт 2 указанной статьи устанавливает, что договором авторского заказа может быть предусмотрено отчуждение заказчику исключительного права на произведение или предоставление заказчику лицензии. При наличии в договоре соответствующих положений сделает его смешанным договором (пункт 3 ст. 421 ГК РФ). Однако при отсутствии условия об отчуждении исключительного права или о предоставлении лицензии заказчику в соответствии с буквальным прочтением ст. 1288 ГК РФ никакие права передаваться заказчику не будут.

Исходя из намерения наилучшего обеспечения прав авторов и надлежащего исполнения договоров, ст. 1289 ГК РФ устанавливает правило, согласно которому в случае, когда срок исполнения договора авторского заказа наступил, автору 1) при необходимости и 2) при наличии уважительных причин 3) для завершения создания произведения предоставляется дополнительный льготный срок продолжительностью в одну четвертую часть основного срока. Данное правило может быть отменено соглашением сторон только в отношении создания сложного объекта. В рассматриваемом случае законодатель применил широко используемый в сфере обязательственного права (и особенно – международной купли-продажи) прием. Вместе с тем, осознавая необходимость избежать возможных злоупотреблений со стороны автора, законодатель ограничил право автора просить о продлении срока тремя вышеназванными условиями. Лишь после истечения льготного срока (либо в ситуации, когда из условий договора вытекает, что при нарушении срока заказчику теряет интерес к исполнению договора – например, изготовление ролика для выборов) заказчик вправе отказаться от договора авторского заказа.

Ответственность автора по заключаемым им договорам согласно ГК РФ является ограниченной. Так, в соответствии с пунктом 1 ст. 1290 ГК РФ ответственность автора по договору об отчуждении исключительного права на произведение и по лицензионному договору ограничена суммой реального ущерба, причиненного другой стороне, если договором не предусмотрен меньший размер ответственности автора. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора авторского заказа, за которое автор несет ответственность, автор обязан возвратить заказчику аванс, а также уплатить ему неустойку, если она предусмотрена договором. При этом общий размер указанных выплат ограничен суммой реального ущерба, причиненного заказчику. Представляется, что требование о взыскании неустойки ограничено суммой реального ущерба в обоих названных случаях (неустойка является формой ответственности). Норму об ответственности по договору авторского заказа ГК РФ сформулировал таким образом, что создается впечатление невозможности предъявления к автору требования о возмещении убытков (хотя бы в размере реального ущерба).

Осуществленный обзор свидетельствует о значительно (по сравнению с ранее действовавшим законодательством) более подробном регулировании оборота прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Частью четвертой Гражданского кодекса РФ подробно урегулированы два основных вида договора о распоряжении интеллектуальной собственностью: договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор, а также их важнейшие разновидности (исключительная и неисключительная лицензия, принудительная лицензия, издательский лицензионный договор); отношения между заказчиком результата интеллектуальной деятельности и исполнителем соответствующих работ (договор авторского заказа, отношения по поводу создания и использования служебных результатов интеллектуальной деятельности, результатов интеллектуальной деятельности, созданных в рамках выполнения государственного и муниципального контракта).

Вместе с тем, такое существующее в настоящее время подробное регулирование позволяет юристам не только более точно формулировать условия названных в Части четвертой ГК РФ видов договоров, но и уверенно включать условия о распоряжения исключительными правами в иные договоры (как предусмотренные, так и не предусмотренные ГК РФ). В связи с этим более широкое развитие должны получить залог исключительных прав, доверительное управление ими, передача исключительных прав в рамках договора коммерческой концессии и т.п. Вследствие принятия Части четвертой ГК РФ очевидна стала гражданско-правовая принадлежность договоров о распоряжении исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, что позволяет уверенно применять (в соответствующей части) к данным договорам общие положения о договоре, об обязательствах и о сделках, содержащиеся в ГК РФ. Также по аналогии права (п. 1 ст. 6 ГК РФ) к договорам о распоряжении исключительными правами могут применяться нормы закона, регулирующие сходные отношения (речь идет, прежде всего, о возможности применения положений главы 30 «Купля-продажа» ГК РФ к договору об отчуждении исключительного права).

В силу аналогии закона (п. 2 ст. 6 ГК РФ) при определении отношений сторон договоров в сфере интеллектуальной собственности подлежат применению также общие начала и смысл гражданского законодательства, требования добросовестности, разумности и справедливости.

Системное изучение регулирования договоров о распоряжении исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, таким образом, способно вооружить работающего с такими договорами специалиста знаниями и приемами договорной работы при формулировании таких важных положений, как последствия нарушения сторонами своих обязательств и средства правовой защиты на случаи таких нарушений, обеспечительные, меры распределения рисков между сторонами. Изучение предшествующего опыта заключения договоров соответствующего вида позволит максимально эффективно применять все возможности, предоставленные сторонам гражданским законодательством с момента вступления в силу Части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации.

 

© Уваркин Г.И., 2009



Скачать "Договоры о распоряжении исключительными правами"

Обновлено 09.04.2013 19:18
  

 

© «ГК «Омега» ,1290059 , Москва, ул.Тверская,д.12, стр.9, e-mail: omega@pbomega.ru, тел: (495) 232-49-51, (495) 232-49-52