Создано 20 Октябрь 2015

Верховным Судом Российской Федерации было проведено обобщение практики рассмотрения Судебными коллегиями по гражданским делам, по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, судами общей юрисдикции и арбитражными судами дел, связанных с разрешение споров о защите интеллектуальных прав. По результатам  обобщения 23 сентября 2015 г. Президиум Верховного Суда Российской Федерации утвердил Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (далее – Обзор).

В последний раз вопросы защиты интеллектуальных прав в высшей судебной инстанции подробно разбирались в 2009, когда вышло совместное постановление пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». Конечно, шесть лет это большой срок, в течение  которого вносились изменения  в законодательство, в частности в законодательство об интеллектуальной собственности,   возникали различные вопросы в области правоприменения, а также произошли изменения в структуре судебной системы. С 3 июля 2013 г. в системе арбитражных судов начал работу первый специализированный суд – Суд по интеллектуальным правам. Примерно в это же время, 1 августа 2013 г., к подсудности Мосгорсуда была отнесены дела, связанные  с защитой исключительных прав на кино- и телефильмы,  в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет». С 6 августа 2014 года перестал существовать Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Соответственно теперь ведущую роль в разъяснении судебной практики будет за Верховным Судом Российской Федерации.

Согласно статистическим данным, приведенном в Обзоре, количество дел о защите интеллектуальных прав, рассмотренных судами с вынесением решения, сократилось в 2014 г. почти на 25% по сравнению с 2012 г. (770 дел в 2012 г. против 579 дел в 2014 г). Интересна и статистика по работе Суда по интеллектуальным правам за 2014 г. В качестве суда первой инстанции указанный суд рассмотрел 783 дела, а в качестве суда кассационной инстанции 1360 дел, из них 1096 дел по жалобам на судебные акты, принятые судами субъектов Российской Федерации и арбитражными апелляционными судами.

Таким образом, складывается ощущение, что правообладатели зачастую не верят в эффективность судебной системы, в частности не специализированных судов (это утверждение  подтверждает большой процент дел в Суде по интеллектуальным правам по кассационным жалобам на  решения судов субъектов и арбитражных апелляционных судов),  и возможность добиться защиты своих прав в судебном порядке. При этом, принятие Верховным Судом Российской Федерации Обзора практики по делам о защите прав в области интеллектуальной собственности свидетельствует о намерении Верховного Суда Российской Федерации играть ведущую роль в формировании правовой позиции по сравнению с ролью Суда по интеллектуальным правам.

Большое внимание в Обзоре уделяется правильному применения судами норм материального права, в частности  полному исследованию доказательственной базы. Так, например, в деле о защите авторских прав, суд вынес решение, основываясь на различии текстов произведений по смысловой нагрузке, характеру изложения и их ориентированности на различные читательские аудитории. Судебная коллегия отменила указанное решение, так как различие текстов по смысловой нагрузке, характеру изложения и их ориентированности на различные читательские аудитории само по себе не свидетельствуют  о том, что указанный фрагмент текста был или не был заимствован из другого источника. Судебной коллегией было постановлено, что при рассмотрении данного дела необходимо проведение экспертизы, так как в данном случае только заключение  эксперта будет являться необходимым средством доказывания. При рассмотрении спора по вопросу приготовления к использованию на предприятии технологического решения, тождественное патенту, принадлежащему истцу, Судебная коллегия также отметила предшествующие решения, так как судом не был исследован вопрос о производственной мощности фабрики, от которого зависит возможность использования оспариваемого технического решения и указал на необходимость при новом рассмотрении дела проведения соответствующей экспертизы для оценки вышеназванных факторов. Аналогичное решение принято при рассмотрении дела о досрочном прекращении использования товарного знака, со ссылкой на то, что суд первой инстанции не исследовал вопрос о судьбе произведенной продукции с нанесенным на нее товарным знаком, введении этой продукции в товарооборот и доведения ее до конечного потребителя.

            Важно отметить, что судом разъяснено, что представление музыкального произведения с помощью радиоприемника, размещенного в месте, открытым для всеобщего посещения, является публичным исполнением произведения, а не сообщением этого произведения в эфир. Таким образом, при трансляции музыкального произведения в салоне красоты посредством радиоприемника осуществляется публичное исполнение музыкальных произведений и, соответственно, лицо, организующее публичное исполнение (в данном случае владелец салона красоты) обязано заключить договор с организацией по  управлению правами на коллективной основе о предоставлении права на публичное исполнение произведения.

            В области смежных прав ситуация несколько иная. Так, при трансляции телепередачи в гостинице, истцу не удалось доказать публичное исполнение, то есть сообщение телепередачи с помощью технических средств в местах с платным входом. Поскольку доказательств того, что стоимость номера в гостинице включала в себя оплату услуг за просмотр телевидения, представлено не было, то трансляции телепередачи в гостинице не явилась нарушением исключительных прав истца.

            Доставка книг курьером от продавца к покупателю не являются использованием произведения, по мнению Судебной коллегии, несмотря на подпункт 2 пункта 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором говорится, что использованием произведения, вне зависимости от того, совершаются эти действия в целях обогащения либо без указанной цели,  считается распространения произведения путем продажи или иного отчуждения оригинала произведения либо его экземпляров.

            Особо в Обзоре подчеркивается, что за совершенное при осуществлении деятельности с целью извлечения прибыли правонарушение наступает ответственность вне зависимости от вины нарушителя. Как в свое время верно подметил Станислав Ежи Лец, незнание закона не освобождает от ответственности.

            Несколько противоречива позиция суда в вопросе защиты прав на персонажи произведения. С одной стороны, указано, что при обосновании того, что  персонаж произведения, обладающий совокупностью признаков, позволяющих его считать самостоятельным результатом творческого труда, существует как самостоятельный результат творческой деятельности и, соответственно, нарушение авторских прав на данный персонаж как самостоятельный объект является отдельным правонарушением. С другой стороны, Судебной коллегий указано, что незаконное использование нескольких персонажей произведения является одним правонарушением. (Так, например, при изображении нескольких значимых персонажей мультипликационного фильма, признанных самостоятельным результатом  творческого труда, на одном товаре, следует считать это одним правонарушением). Очевидны попытки Верховного Суда Российской Федерации найти определенный баланс в защите интересов правообладателей.

            Закреплено, что права на персонажи мультфильмов, созданных до 3 августа 1992 г., принадлежат предприятию, осуществившему съемку мультфильма, или ее правопреемнику (то есть по сути киностудии «Союзмультфильм»). Исходя из вышеизложенного,  автор сценария не может претендовать на обладание авторским правами на использования данных объектов права.  

            В области патентного права подчеркивается, что для установления факта использования изобретения необходимо доказать  использование каждого признака изобретения, содержащегося в его формуле. Использование совокупности признаков, но не всех, указанных в формуле, не считается фактом использования изобретения.  Соответственно, даже разработка проектной документации, в которой использован каждый признак изобретения, судом может квалифицироваться как незаконное использование изобретения.

            Как и прежде, изображение, сходное с товарным знаком, либо подражающее ему, является нарушением исключительных прав на товарный знак. При этом всегда важно оценить как воспринимается изображение и порождает ли оно у обычного человека восприятие сходства до степени смешения.

            Судебная коллегия подчеркивает, что вне зависимости от количества товаров, на которые незаконно нанесен товарный знак, случаем правонарушения считается одна сделка купли-продажи, даже, если при этом по одному чеку было продано с десяток  различных товаров с незаконно нанесенным товарным знаком. Конечно, это введено для прекращения выплаты необоснованных по размеру компенсаций, однако все же данное положение вызывает сомнение по своей сути.

            Досрочное прекращение правовой охраны товарного знака по причине его не использования порождает правовые последствия лишь на будущее время, таким образом до момента прекращения действия права на товарный знак, любое незаконное использование данного знака (даже в случае не использования знака самим правообладателем), порождает возможность правообладателя предъявить требование о защите знака и о выплате компенсации за незаконное использование.

Обновлено 20.10.2015 07:26
  

 

© «ГК «Омега» ,1290059 , Москва, ул.Тверская,д.12, стр.9, e-mail: omega@pbomega.ru, тел: (495) 232-49-51, (495) 232-49-52